Get Adobe Flash player
Классный руководитель: Бурмистрова Нина Викторовна

глава 2

Гла­ва II 

У Ав­дотьи бы­ло мно­го зна­комых сре­ди прис­лу­ги; те гос­по­да, у ко­торых она ра­бота­ла по­ден­но, по­ка жи­ла с бра­том, зна­ли ее за жен­щи­ну чес­тную и тру­долю­бивую. Ей нет­рудно бы­ло бы най­ти се­бе хо­рошее мес­то, ес­ли бы она бы­ла од­на, без ре­бен­ка; с маль­чи­ком же мно­гие не хо­тели брать ее к се­бе. День про­ходил за днем, а она все жи­ла в уг­лу у Аг­ра­фены Пет­ровны, воз­буждая со­жале­ние всех со­седок.

– Вот уж на­вяза­ла ты се­бе обу­зу, Ав­доть­юш­ка, – тол­ко­вали ку­муш­ки. – Был бы свой ре­бенок, а то с чу­жим во­зись!..

– Что де­лать, – взды­хала Ав­дотья, – не бро­сить же маль­чиш­ку, ведь не чу­жой он мне – род­но­го бра­та сын! Ко­неч­но, без не­го я дав­но бы прис­тро­илась… Вон, у ге­нераль­ши Про­куди­ной де­сять руб­лей да­ют ку­хар­ке, и ме­ня бы с ра­достью взя­ли, ка­бы не он…

Илю­ша слы­шал эти раз­го­воры, и до­сад­но, и обид­но бы­ло ему. По­ка жив был отец, маль­чи­ку ни­ког­да не при­ходи­ло в го­лову, что он мо­жет быть в тя­гость взрос­лым; он ра­но на­чал ис­полнять раз­ные мел­кие до­маш­ние ра­боты и та­ким об­ра­зом поч­ти за­раба­тывал свое скуд­ное про­пита­ние. А те­перь ока­зыва­ет­ся, что он ни­кому не ну­жен, что из-за не­го тет­ка тер­пит ли­шения, что он ме­ша­ет ей ус­тро­ить­ся…

– Ищи се­бе мес­то без ме­ня, – го­ворил он ей, слы­ша ее жа­лобы, – за­чем те­бе ме­ня брать? Я один бу­ду жить!

– Эх, ты, ду­рачок, – доб­ро­душ­но от­ве­чала Ав­дотья, – раз­ве ре­бен­ку од­но­му мож­но жить? По­дож­ди, най­ду мес­то и с то­бой!

Илю­ша пы­тал­ся до­казы­вать, что это­го не нуж­но, что он мо­жет от­лично жить один, то за­раба­тывая ко­пе­еч­ку-дру­гую, то вып­ра­шивая ми­лос­ты­ню; но все при­сутс­тво­вав­шие сме­ялись над ним, на­зыва­ли его ду­раком, маль­чиш­кой, и ему при­ходи­лось мол­ча хму­рить­ся, сос­тавляя вти­хомол­ку раз­ные пла­ны са­мос­то­ятель­ной жиз­ни.

На­конец, не­дели че­рез три нап­расных по­ис­ков Ав­дотья вер­ну­лась до­мой си­яющая, до­воль­ная.

– Ну, сла­ва те­бе Гос­по­ди, на­нялась, – объ­яви­ла она. – И с маль­чи­ком бе­рут, зав­тра при­ходить ве­лели! На­до те­бе, Илю­ша, хо­рошень­ко вы­мыть­ся да по­чище одеть­ся! По­жалуй­ста, ты ве­ди се­бя ум­нень­ко, будь тих, по­читай хо­зя­ев, а то из-за те­бя и ме­ня про­гонят!

Илю­ша, по сво­ему обык­но­вению, мол­ча выс­лу­шал нас­тавле­ние тет­ки, но в ду­ше вов­се не раз­де­лял ее ра­дос­ти: жизнь в до­ме нез­на­комых хо­зя­ев, при ко­торых на­доб­но вес­ти се­бя не обык­но­вен­но, а как-то осо­бен­но, нис­коль­ко не ма­нила его.

На дру­гой день с ран­не­го ут­ра Ав­дотья при­нялась при­водить сво­его пле­мян­ни­ка в по­рядок. Она до то­го мы­ла и тер­ла его, что уши его раз­го­релись, как на мо­розе, ще­ки рас­крас­не­лись и все ли­цо на­чало лос­нить­ся, точ­но на­мазан­ное мас­лом. С во­лоса­ми маль­чи­ка тет­ке приш­лось во­зить­ся очень дол­го: уп­ря­мые вих­ры его все тор­ча­ли квер­ху и ни­как не хо­тели по­нять, что им всег­да сле­ду­ет сми­рен­но скло­нять­ся вниз. На­конец толь­ко с по­мощью ква­са их уда­лось приг­ла­дить.

Вся эта опе­рация бы­ла, ко­неч­но, очень неп­ри­ят­на Илю­ше. Но­вая, силь­но шур­шавшая сит­це­вая ру­баш­ка и от­лично вы­чищен­ные, хо­тя и с зап­латка­ми, са­поги не раз­ве­сели­ли его, и он поп­лелся за тет­кой «к хо­зя­евам» в са­мом уны­лом рас­по­ложе­нии ду­ха. Всю до­рогу Ав­дотья тол­ко­вала ему о том, как он дол­жен быть поч­ти­телен и по­корен со все­ми жи­вущи­ми в до­ме, где она бу­дет слу­жить, и на­пуга­ла маль­чи­ка до то­го, что, при­дя ту­да, он не смел под­нять глаз, не смел ше­вель­нуть­ся. Он не ви­дел, на са­мом ли де­ле так бо­гата квар­ти­ра гос­под, как рас­ска­зыва­ла тет­ка, не ви­дел, доб­рое или злое ли­цо у ба­рыни, к ко­торой при­вела его Ав­дотья.

Пер­вые ми­нуты он да­же не слы­шал и не по­нимал ни­чего, что его тет­ка го­вори­ла с этой ба­рыней, но по­том по­нем­но­гу со­об­ра­зил, что речь шла о нем.

– У ме­ня кух­ня боль­шая, – го­вори­ла гос­по­жа Гвоз­де­ва, – мес­то ему бу­дет; толь­ко уж ты смот­ри, Ав­доть­юш­ка, что­бы он не ша­лил, ду­рачеств ни­каких се­бе не поз­во­лял, и в ком­на­ты его не пус­кай. Мо­жет, он у те­бя и не­дур­ной маль­чик, но я сво­им де­тям не поз­во­ляю иг­рать с прос­ты­ми деть­ми.

«Ишь, ка­кая! – по­думал Илю­ша. – Не поз­во­ля­ет сво­им де­тям со мной иг­рать, да я, мо­жет, и сам-то не за­хочу иг­рать с ни­ми!»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Объявления!